English
 

Андрей Боков на заседании Совета по культуре и искусству

Новости СМА | 25.12.2017 16:55
Андрей Боков на заседании Совета по культуре и искусству
21 декабря под председательством Владимира Путина в Кремле состоялось заседание Совета по культуре и искусству, на котором выступил архитектор Андрей Владимирович Боков, почётный президент Союза архитекторов России. 

Он посетовал, что три уровня, которые формируют политику территориального пространственного планирования, разделены между разными министерствами. Минэкономразвития занимается стратегическим планированием огромных территорий, Минстрой — архитектурным проектированием и думает обо всём прекрасном, Министерство культуры занимается совершенно определёнными локальными частями городов – зонами охраны.

Представляем вам полное выступление Андрея Владимировича:
Не далее как вчера на Совете по стратегическому планированию, по-моему, Вы говорили о необходимости обеспечить наших сограждан доступным и качественным жильём. Упомянули при этом архитекторов и архитектуру. Это очень лестно для нас, должен Вам сказать. Это позволяет мне напомнить о том, что наше представление о том вообще, что хорошо, а что плохо, как должно выглядеть наше будущее, как нам жить, складывается прежде всего в системе культуры.

В целом гражданское строительство, которое занимает порядка 30–35 процентов, наверное, от всего объёма строительства, куда транспортное входит, промышленное и прочее, конечно же, это часть культуры, вне всякого сомнения. И, рассуждая таким образом, мы вправе давать некоторые оценки тому, что происходит. И, говоря откровенно, могу Вам сказать, что строим мы сегодня мало, хотя можем строить гораздо больше: 0,6 метра на человека – это очень мало. Это сопоставимо практически с выбытием, ежегодным выбытием нашего жилищного фонда.

Мы строим очень дорогие дома, предельно дорогие, дорогие и в строительстве, и в эксплуатации, небезопасные дома, и Вы справедливо их назвали муравейниками. Это очень токсичный материал, это такой допинг, материал, который должен использоваться очень осторожно и очень аккуратно, тем не менее мы его практически используем сегодня бесконтрольно, разрушая в целом культурный ландшафт страны, деформируя наше пространство. Это рискованная достаточно политика.

Вообще дома нельзя строить, жилые дома тем более, выше деревьев, выше куполов, церквей, крестов и так далее – это неестественно. Мало того, конечно, дома должны быть не только собственностью граждан, это должно быть арендное жильё, и должна быть ещё социальная аренда. Ещё 30 лет тому назад почти 90 процентов нашего жилья пребывало в социальной аренде, а сегодня то, что когда-то передавалось людям бесплатно, становится товаром и продаётся без особых радикальных изменений, те же самые по существу квартиры.

Это выгодно совершенно определённому кругу наших сограждан. Это выгодно прежде всего строительному бизнесу, крупным застройщикам, крупным землевладельцам. Они сегодня, как это ни удивительно, во многом определяют лицо страны, облик страны, характер того, что мы строим. Следствием этого, отчасти этого всевластия, становится и то, что мы наблюдаем вокруг городов, прежде всего в столичном регионе.

Это, в общем, достаточно активный, очень быстрый, почти не контролируемый рост, и это сопровождается одновременными проблемами с историческими городами, старыми городами. Пустеют районы традиционного обитания, это серьёзная проблема. Серьёзная проблема потому, что малые города в принципе могут и должны быть пространством для очень комфортной, очень достойной жизни многих наших сограждан. Это замечательное место, где могут быть и университеты, где могут жить пожилые люди и молодые, где можно развивать любые виды деятельности, но их надо сохранять, им надо дать возможность существовать.

Сегодняшнему девелоперу не нужны архитекторы, ему не нужны исследования, ему не нужно ничего и не нужны какие-то новые идеи в этой сфере, а это приводит к тому, что, действительно, в общем, знание научное по существу не востребовано. Если нам нужно сделать что-то красиво и прекрасно, мы зовём иностранцев, мы кормим чужую армию этих самых архитекторов, не свою. А всё, что попроще, – это становится предметом типового проектирования, и это уже не идея, это сегодня законодательно закреплено, и этот страшный признак типового проектирования одинаковых домов – он реален уже, он снова замаячил.

Что в связи с этим нужно делать? Мы связываем наши ожидания и надежды, вне всякого сомнения, с упоминанием об архитектуре в новом законе о культуре, с подтверждением того, что архитектура является, и прежде всего архитектура, формирующая пространство обитания, то самое гражданское строительство, что она становится частью культуры. Мы полагаем, что мы обязаны снова возвращаться к эффективной, продуманной, взвешенной политике федерального уровня – политике территориального пространственного планирования.

У России фантастическое прошлое, которому многие завидуют. Прошлое, в пределах которого был накоплен необычайный опыт создания этого единого общенационального пространства. И сегодня такая политика почему-то ослабела, она отсутствует. Этот вакуум как раз и занят этим самым застройщиком – застройщиком-девелопером, даже в интересах которого было бы, наверное, правильно выстроить такую политику.

Сегодня три эти уровня, которые формируют политику, – уровень системы расселения, территориального планирования, в широком смысле, уровень генеральных планов и уровень, который определяет наше ближайшее окружение, архитектур, – они все разделены. Минэкономразвития занимается как бы стратегическим планированием огромных территорий, Минстрой занимается сегодня как бы архитектурным проектированием и думает обо всём прекрасном, Министерство культуры занимается совершенно определёнными локальными частями городов – зонами охраны.

И политика эта не скоординирована. Если по 73-му ФЗ мы ничего не можем делать, то, на взгляд Минстроя, если очень захочешь, то можно что угодно где угодно строить. Нам необходима единая скоординированная политика. Возможно, инструментом проведения такой политики может стать министерство или агентство архитектуры, градостроительства и территориального развития, которое, наконец, сбалансирует всё это, соберёт всё это вместе: территориальное планирование, отраслевое и так далее, которое выстроит нормальные отношения между нашими регионами.

И это Министерство одновременно, наверное, могло бы стать инициатором внесения поправок в наш Градостроительный кодекс, который состоит у нас из одних поправок, каких-то бесконечных заплат и который обязан, вместо того чтобы создавать комфортные условия для одного застройщика, настаивать на создании, на формировании некоторой качественной среды жизнедеятельности для всех наших сограждан.

Нам необходимо, наверное, снова вернуться к пересмотру закона об архитектурной деятельности, главным смыслом которого должно быть всё-таки выведение архитектуры и градостроительства из-под этого жесточайшего контроля застройщика. И у этого закона, конечно, должны быть как минимум два подзаконных акта. Один из них – это то, о чём Вы сказали, который, в общем, давал бы некоторые полномочия главным архитекторам, главным архитекторам регионов, муниципалитетов и так далее.

Сегодня, в общем, люди, уважающие себя, не соглашаются брать на себя ответственность такого рода в силу просто такого ненормального, неопределённого положения. Огромное количество наших регионов, в том числе тех, где исторические поселения находятся, лишены просто главного архитектора. То есть там, строго говоря, нет ни документов, ни какого-то порядка поведения и развития этого пространства, и там нет тех людей, которые бы несли за это ответственность.

Вторая тема, нас беспокоящая, – конечно, тема конкурсов. То, о чём говорилось. Это 44-ФЗ, на основании которого проектированием занимается тот, кто, в общем, меньше просит. Это ведёт к полному вырождению, конечно, практики.

Творческие конкурсы, которые всегда были основанием приходов в мою профессию новых идей, новой энергии и так далее, сегодня практически отсутствуют. По закону их проводить нельзя. То, что было в России всю жизнь, то, что существует во всём мире, – этого, к сожалению, у нас нет.

Одним словом, если ещё шесть лет подобные порядки как-то будут иметь место, мы можем просто не узнать наше Отечество, и в то же время за эти шесть лет мы можем решительным образом действительно изменить всю эту картину, мы можем и должны строить гораздо больше. Мы должны, наконец, разрешить строить из дерева, мы должны, наконец, сделать доступными земельные ресурсы и так далее. Ничего сложного в этом нет, абсолютно ничего сложного.

Это то, через что прошли многие другие страны. Нам абсолютно известно, что нужно делать того, чтобы дать всем нормальное жильё. И не 100, не 110, не 115 миллионов квадратных метров нам надо в год строить, конечно же, гораздо больше, вне всякого сомнения, чтобы, скажем, к 2024 году выйти на норму в 30 метров на человека. И это реально, хочу Вам сказать.

Что это означает? Это означает другую демографию, это означает другую атмосферу в семьях и в обществе. Это, наконец, счастье наших с Вами сограждан. Это связано с тем, что именуется сегодня политической волей. И этого, конечно, от Вас, Владимир Владимирович, мы все ждём – проявления.

 

Президент России Владимир Путин ответил Андрею Бокову

Вы вчера обратили внимание на то, что я сказал. Но уже сейчас во многих крупных городах главный архитектор – заместитель мэра. Может быть, нужно на это обратить внимание, отрегулировать более точно и понятно. Я с Вами согласен, давайте поработаем в этом направлении. И в том, о котором мы говорили вчера с коллегами, я имею в виду стройку, и в том, о котором Вы сейчас сказали, имею в виду, что архитектура, безусловно, часть культуры, среду создаёт. Согласен полностью, поработаем.

 

Смотреть видео с 39:30

 
Комментарии 2
 
 


популярные
новости

Читайте нас в instagram
21.09.2018
Секреты проектирования Большой кольцевой линии метро

Орлов Александр Юрьевич, главный архитектор

 
20.09.2018
25 сентября откроется выставка Build School 2018

На открытии выступят директор Департамента управления

 
 
Подписка на новости СМА
E-mail:
Имя:
Фамилия: